Любовь неподвластна смерти

Любовь неподвластна смертиОни встречались еще со школы, после института поженились. Родились дети — Аленка, а за ней Толик, которого все сразу стали звать Толян, из-за уверенности и энергии, так напоминавшие его отца. Годам к тридцати идеальная пара превратилась в идеальную семью, и любовь только усиливалась с каждым годом.

А потом, когда Толяну еще не исполнилось четырех, а Аленка только пошла в школу, у Гали обнаружили рак. Начались тяжелые сеансы химиотерапии, операция, метастазы, еще одна операция.

После второй операции Галю перевезли домой, чтобы быть поближе к детям и подальше от холодных палат больницы. Врачи не давали ей шансов, но Серега не терял надежды. Физиотерапия, гомеопатия, новейшие лекарства, он делал все, что мог и все, что вычитывал в литературе. Всем, кроме него, было ясно — конец близок. Галя таяла на глазах, становилась легче, прозрачнее, лишь огромные карие глаза как будто становились еще больше на истощенном лице.

Под новый год состояние ухудшилось. Галя с трудом дышала и большую часть времени была без сознания. Детей отправили к бабушке, Серега же не отходил от ее постели ни на минуту. 31 декабря после вечернего осмотра врач подозвал его к выходу и на вопросительный взгляд лишь молча покачал головой, сжал Серегино плечо и быстро вышел.

Ночью Галя неожиданно проснулась. Она уже не могла двигаться и лишь смотрела на Серегу. Ее губы тронула улыбка и она шепнула:

— Я ухожу, Сереженька…

Серега уже знал, что борьба закончилась. Он просто сидел и смотрел на нее, не в силах остановить слезы.

— Жди меня там, милая…

Она опять улыбнулась:

— Нет, это ты меня жди…, — и закрыла глаза.

Через час Гали не стало. Она так и умерла с едва заметной улыбкой на губах.

А Серега полностью поседел за эту ночь. Стал белый, как снег…

Прошло пять лет. Он собрал себя буквально по кусочкам и опять стал привычным Серегой, каким его все знали. Боль потихоньку притуплялась, дети росли, работа отнимала много времени, девушки не обделяли вниманием. Вот только глаза стали другие. Это уже не были знаменитые Серегины голубые глаза с веселыми бесенятами, теперь они были наполнены грустью. Даже когда Серега шутил и смеялся, его глаза никогда не улыбались.

Дети взрослели и понемногу забывали мать. Толян рос маленькой копией отца, уже в первом классе выделялся среди сверстников, был вожаком и заводилой. Аленка унаследовала от матери большие карие глаза, а также спокойный и терпеливый характер. И только по ночам она часто просыпалась в слезах и звала маму. Серега бежал к ней в комнату и успокаивал ее, как мог, обнимал и баюкал. Когда Аленка, наконец, засыпала, он сидел у ее кровати, смотрел на спящую дочку и молча, плакал.

Новый Год они не отмечали, потому что это была годовщина смерти Гали. Да и не представлял себе Серега их любимый праздник без нее. Поэтому обычно он просто выпивал один несколько рюмок коньяка и шел спать. Так и в этом году, по дороге домой после работы он решил заехать в супермаркет за бутылкой.

Зима выдалась теплая, даже еще снега как следует не выпало, да и тот уже весь растаял. Поставив машину на стоянке, Серега поднял воротник пальто, спасаясь от противного дождя со снегом, и двинулся ко входу в супермаркет. Внутри было сухо и тепло, и практически безлюдно. «Все давно дома, оливье готовят,« — усмехнулся Серега и направился к алкогольному отделу. Вдруг из-за поворота выехала набитая продуктами тележка и чуть не сбила Серегу с ног.

— Ой, простите, пожалуйста! Я вас не заметила… — симпатичная молодая женщина сбилась на полуслове, довольно невежливо уставившись на Серегу широко открытыми глазами. Она показалась ему знакомой, но он не мог вспомнить, откуда он мог ее знать.

— Ничего страшного, я цел, — Серега улыбнулся ей, обошел тележку и пошел дальше. Через десяток шагов он обернулся, надеясь, что она уже ушла, но женщина по прежнему стояла на месте и смотрела ему вслед. Она заметила его взгляд, и, смутившись, развернулась и направилась к кассе.

«Странно…« — думал Серега, выбирая коньяк. «Какое знакомое лицо… Может из соседнего офиса? Или какая-то давняя заказчица?.." Размышляя, он вышел из супермаркета со свертком под мышкой, и только возле своей машины он опять увидел ее. Ее машина стояла совсем рядом, она пыталась затолкать покупки в багажник, держа в одной руке зонтик и защищаясь от порывистого ветра с дождем.

— Давайте я вам помогу, — Серега подошел и, не дожидаясь ответа, начал ставить пластиковые мешки в багажник. Она стояла рядом и молча, смотрела на него. Когда все покупки были в машине, он развернулся к ней.

— Извините, но мне кажется, что я вас знаю. — сказал он и тут же смутился. — Вы не подумайте, я не пытаюсь с вами познакомиться, таким образом, мне просто действительно очень знакомо ваше лицо.

— А мне ваше… — она наконец-то вышла из транса и улыбнулась. — Но сомневаюсь, что мы знакомы. Я только недавно приехала в город, издалека… Я тут практически никого не знаю.

— Понятно… Ну, может, показалось. Просто у вас глаза очень знакомые… — Сереге стало неудобно, что пристал к женщине. — Ладно, простите за беспокойство, я вас задерживаю, наверное. Вон сколько покупок, видимо муж уже дома заждался продуктов к праздничному столу. — он неловко попытался пошутить.

— Да какой муж, — отмахнулась она, — дома дети ждут, а я только сейчас смогла с работы освободиться. Бывший муж, слава Богу, уже далеко, в этот раз меня в могилу не загонит, — она усмехнулась, не переставая разглядывать Серегу.

Серега вопросительно посмотрел на нее. Она пояснила:

— Лет пять назад, как раз на Новый Год, ехали мы с ним на новогоднюю вечеринку, а он дома еще хорошо принял… Скользко, на повороте не справился с управлением и влетел правым боком в столб. Как меня доставали из обломков, я не знаю… Повезли в реанимацию, по дороге остановилось сердце, клиническая смерть… Я этого не помню, конечно, мне потом врачи рассказывали.

Что-то кольнуло у него в сердце. Она продолжила:

— Единственное, что помню — сильный белый свет… Не в конце туннеля, как рассказывают, а просто теплый свет вокруг… И вот там… — она запнулась. — Я увидела ваше лицо.

Серега стоял как вкопанный и не мог пошевелиться.

— А потом я вдруг очнулась. Незадолго до полуночи… Все врачи были в шоке, они были уверены, что всё, конец. Мне потом сказали, что в их практике после таких травм никто не выживал… Но мне повезло, видимо… Благодаря тебе…

Серега смотрел в ее глаза и не говорил ни слова. Они, просто молча, стояли друг перед другом, не замечая, что дождь давно перестал. С неба шел мягкий белый снег…

Из интернета.