Светлячок

СветлячокСолнце садилось. По полянке бежали зелёные волны, пропадая на горизонте. Вокруг пахло вечерней прохладой. Птицы замолчали, уступив место нашему герою. Он вскарабкался на остатки трухлявого пенька, чтобы быть повыше, и запел. Это был светлячок — маленькая букашечка. Его пение нельзя сравнить с трелью соловья. Он просто пел, пел от любви, которая наполняла его маленькое существо, от любви к жизни. И, хоть его вокальные данные были не ахти, он думал, что поёт прекрасно, ведь у него всегда было так много слушателей, они им восхищались, каждый хотел быть его другом. Глупый светлячок не понимал, что это всё не потому, что он пел задушевные песни о красоте и был парнем «что надо», а лишь потому, что он обладал очень необычным свойством: в отличие от панцирей всех остальных светлячков, его панцирь не просто горел зеленым огоньком, а переливался всеми цветами радуги как хорошо гранёный бриллиант. А бриллианты в цене, поэтому-то он и стал таким популярным светлячком.

Ведь у людей тоже есть одна интересная черта: если один человек сказал, что он знаком с чудесным светлячком, который блестит, как бриллиант, то другой решит во что бы, то ни стало стать его другом (ведь он ничем не хуже), за ним третий, четвёртый и т. д., а зачем — никто не знает, просто это престижно.

А светлячок безмятежно пел свою незатейливую песенку. Он не знал наизусть слов этой песни и не повторил бы её дважды. Он просто пел о том, что видел, а видел он прекрасную картину заката, красивое небо, зелёное море травы, слёзы росы и любовь. Он во всём видел любовь.

Закончив песенку, светлячок заметил, что у него появился слушатель: белокурый мальчик сидел рядом в траве, повернув голову к заходящему солнцу. Светлячок обрадовался, что у него есть зрители (он уже привык к вниманию), и постарался вложить в перелив своего панциря всю красоту, которую только мог. К его удивлению, мальчик не взглянул в его сторону. Светлячок даже чуть-чуть обиделся. Но решил всё-таки узнать, понравился ли мальчику его блеск (хотя он в этом не сомневался):

— Ну, как? — деловито спросил он, играя лучами уходящего солнца.

— Красиво… — сказал мальчик с каким-то изумлением в голосе.

— Какое красивое солнце, будто зрелая вишня, — фальшивил светлячок, придумывая всё новые и новые сравнения. А мальчик продолжал неподвижно сидеть, смотря в сторону остатков уходящего солнца.

Светлячок до утра пел мальчику, а на рассвете убежал к своим друзьям, которые наперебой звали его к себе, чтобы похвастаться известным гостем — бриллиантовым светлячком.

Светлячок пропадал среди лести и восхищения и лишь иногда прибегал на полянку, где в любое время его ждал мальчик. Светлячок ему пел, рассказывал о своих похождениях, а потом исчезал. Они были знакомы уже целый год.

Время шло, безжалостно пожирая минуты, часы, дни, года. И светлячок постарел. И, о, беда, он потускнел и перестал быть похожим на бриллиант. И однажды, когда он пел свои дифирамбы красоте перед толпой зевак, кто-то шепнул: «Чего вы тут глазеете, слепые что ли? Он же тускл, как кусок стекла». Один сказал…

Друзей больше не было, в гости не звали, им не восхищались, а кто-то ещё и сказал, что слуха у него нет. В отчаянии побрёл светлячок куда глаза глядят. И прибрёл, на своё удивление, всё на ту же полянку, где ждал его мальчик. Светлячок подошёл к нему и вздохнул. Но мальчик услышал и, не оборачивая головы, спросил:

— Что случилось? Я так по тебе соскучился.

— А разве ты не видишь?

— Нет, — честно ответил мальчик.

— Ну, и ладно, — сказал светлячок.

— Расскажи мне, что ты видишь, — попросил мальчик.

— Что? — удивился светлячок.

— Ну, спой свою песенку. Мне так нравится слушать, как ты красиво описываешь природу, небо, солнце, траву… Вот бы хоть разок взглянуть на это.

И только тут светлячок понял, что мальчик слепой и ему всё равно, блестит он или нет. Ему важно то, что он говорит, то, что он приходит. Он ему нужен даже без блеска. Он ему нужен!

— Давай я тебе сегодня расскажу про дружбу.

— А что это такое? Ты раньше не пел мне об этом.

— Раньше я просто не знал, что это такое, а теперь знаю.