«К***, посылая тетрадь стихов»

В борьбе с тяжелою судьбой

Я только пел мои печали, —

Стихи холодные дышали

Души холодною тоской;

Когда б тогда вы мне предстали,

Быть может, грустный мой удел

Вы облегчили б. Нет! едва ли!

Но я бы пламеннее пел.

Стихотворение Е. А. Баратынского обращено к жене финляндского генерал-губернатора, знаменитой «Клеопатре Невы» - Аграфене Закревской. 1825

«К Алине»

Тебя я некогда любил,

И ты любить не запрещала;

Но я дитя в то время был —

Ты в утро дней едва вступала.

Тогда любим я был тобой,

И в дни невинности беспечной

Алине с детской простотой

Я клятву дал уж в страсти вечной.

Тебя ль, Алина, вижу вновь?

Твой голос стал еще приятней;

Сильнее взор волнует кровь;

Улыбка, ласки сердцу внятней;

Блестящих на груди лилей

Все прелести соединились,

И чувства прежние живей

В душе моей возобновились.

Алина! чрез двенадцать лет

Все тот же сердцем, ныне снова

Я повторяю свой обет.

Ужель не скажешь ты полслова?

Прелестный друг! чему ни быть,

Обет сей будет свято чтимым.

Ах! я могу еще любить,

Хотя не льщусь уж быть любимым.

1819

«К Аннете»

Когда Климена подарила

На память это мне кольцо,

Ее умильное лицо,

Ее улыбка говорила:

«Оно твое; когда-нибудь

Сама и вся твоей я буду;

Лишь ты меня не позабудь,

А я тебя не позабуду!»

И через день я был забыт.

Теперь кольцо ее, Аннета,

Твой вечный друг тебе дарит.

Увы, недобрая примета

Тебя, быть может, поразит!

Но неспособен я к измене, —

Носи его и не тужи,

А в оправдание Климене

Ее обеты мне сдержи!

1825

«К. А. Тимашевой»

Вам все дано с щедротою пристрастной

Благоволительной судьбой:

Владеете вы лирой сладкогласной

И ей созвучной красотой.

Что ж грусть поет блестящая певица?

Что ж томны взоры красоты?

Печаль, печаль — души ее царица,

Владычица ее мечты.

Вам счастья нет, иль на одно мгновенье

Блеснувши, луч его погас;

Но счастлив тот, кто слышит ваше пенье,

Но счастлив тот, кто видит вас.

1832

«Княгине З. А. Волконской»

(На отъезд ее в Италию)

Из царства виста и зимы,

Где, под управой их двоякой,

И атмосферу и умы

Сжимает холод одинакой,

Где жизнь какой-то тяжкий сон,

Она спешит на юг прекрасный,

Под Авзонийский небосклон —

Одушевленный, сладострастный,

Где в кущах, в портиках палат

Октавы Тассовы звучат;

Где в древних камнях боги живы,

Где в новой, чистой красоте

Рафаэль дышит на холсте;

Где все холмы красноречивы,

Но где не стыдно, может быть,

Герои, мира властелины,

Ваш Капитолий позабыть

Для капитолия Коринны;

Где жизнь игрива и легка,

Там лучше ей, чего же боле?

Зачем же тяжкая тоска

Сжимает сердце поневоле?

Когда любимая краса

Последним сном смыкает вежды,

Мы полны ласковой надежды,

Что ей открыты небеса,

Что лучший мир ей уготован,

Что славой вечною светло

Там заблестит ее чело;

Но скорбный дух не уврачеван,

Душе стесненной тяжело,

И неутешно мы рыдаем.

Так, сердца нашего кумир,

Ее печально провожаем

Мы в лучший край и лучший мир.

Стихотворение Е. А. Баратынского написано по случаю отъезда в Италию блестящей красавицы московского света, поэтессы, композитора и певицы, прозванной современниками за свои таланты «Северной Коринной» — Зинаиды Волконской. 1829