Стихи о гордой красоте

Как нежданного счастья вестник,

Ты стоишь на пороге мая,

Будто сотканная из песни,

И загадочная, и простая.

Я избалован счастьем мало.

Вот стою и боюсь шевелиться:

Вдруг мне все это только снится,

Дунет ветер… и ты — пропала?!

Ветер дунул, промчал над садом,

Только образ твой не пропал.

Ты шагнула, ты стала рядом

И чуть слышно спросила: «Ждал?»

Ждал? Тебе ли в том сомневаться!

Только ждал я не вечер, нет.

Ждал я десять, а может статься,

Все пятнадцать иль двадцать лет.

Потому и стою, бледнея,

И взволнованный и немой.

Парк нас манит густой аллеей,

Звезды кружат над головой…

Можно скрыться, уйти от света

К соснам, к морю, в хмельную дрожь…

Только ты не пойдешь на это,

И я рад, что ты не пойдешь.

Да и мне ни к чему такое,

Хоть святым и не рвусь прослыть.

Просто, встретив хоть раз большое,

Сам не станешь его дробить.

Чуть доносится шум прибоя,

Млечный Путь как прозрачный дым…

Мы стоим на дороге двое,

Улыбаемся и молчим…

Пусть о грустном мы не сказали,

Но для нас и так не секрет,

Что для счастья мы опоздали,

Может статься, на много лет,

Можно все разгромить напасти.

Ради счастья — преграды в прах!

Только будет ли счастье — счастьем,

Коль на детских взойдет слезах?

Пусть иные сердца ракетой

Мчатся к цели сквозь боль и ложь.

Только ты не пойдешь на это,

И я горд, что ты не пойдешь!

Слышу ясно в душе сегодня

Звон победных фанфарных труб,

Хоть ни разу тебя не обнял

И твоих не коснулся губ.

Пусть пошутят друзья порою.

Пусть завидуют. В добрый час!

Я от них торжества не скрою,

Раз уж встретилось мне такое,

Что встречается только раз!

Ты не знаешь, какая сила

В этой гордой красе твоей!

Ты пришла, зажгла, окрылила,

Снова веру в меня вселила,

Чище сделала и светлей.

Ведь бывает, дорогой длинной,

Утомленный, забыв про сон,

Сквозь осоку и шум осиный

Ты идешь под комарный звон.

Но однажды ветви раздвинешь —

И, в ободранных сапогах,

На краю поляны застынешь

В солнце, в щебете и цветах…

Пусть цветов ты не станешь рвать,

А, до самых глубин взволнованный.

Потрясенный и зачарованный,

Долго так вот будешь стоять.

И потянет к лугам, к широтам,

Прямо к солнцу… И ты шагнешь!

Но теперь не пойдешь болотом,

Ни за что уже не пойдешь!

Судьбы и сердца

Ее называют «брошенная»,

«Оставленная», «забытая».

Звучит это как «подкошенная»,

«Подрезанная», «подбитая».

Раздоры — вещи опасные,

А нравы у жизни строги:

Ведь там, где все дни ненастные,

А взгляды и вкусы разные,

То разные и дороги.

Мудрейшая в мире наука

Гласит, что любви не получится,

Где двое мучат друг друга

И сами все время мучатся.

Сейчас выяснять бессмысленно,

Кто прав был в их вечном споре.

Счастье всегда таинственно,

Зато откровенно горе.

А жизнь то казнит, то милует,

И вот он встретил другую:

Не самую молодую,

Но самую, видно, милую.

Должно быть, о чем мечталось,

То и сбылось. Хоть все же

Любимая оказалась

С судьбою нелегкой тоже.

И вот он, почти восторженный,

Душой прикипел влюбленной

К кем-то когда-то брошенной,

Обманутой, обделенной.

И странно чуть-чуть и славно:

Была для кого-то лишнею,

А стала вдруг яркой вишнею,

Любимой и самой главной!

А с первою, той, что в раздоре,

Кто может нам поручиться,

Что так же все не случится

И счастье не встретит вскоре?!

Покажутся вдруг невзгоды

Далекими и смешными,

И вспыхнут и станут годы

Празднично-золотыми.

Ведь если сквозь мрак, что прожит,

Влетает к нам сноп рассвета,

То женщин ненужных нету,

Нету и быть не может!

И пусть хоть стократно спрошенный,

Стократно скажу упрямо я:

Что женщины нету брошенной,

Есть просто еще не найденная.

Не найденная, не встреченная,

Любовью большой не замеченная.

Так пусть же, сметя напасти,

Быстрее приходит счастье!

Той, которая любит верно!

Я, наверное, так любил,

Что скажите мне в эту пору,

Чтоб я гору плечом свалил,-

Я пошел бы, чтоб сдвинуть гору!

Я, наверное, так мечтал,

Что любой бы фантаст на свете,

Мучась завистью, прошептал:

— Не губи! У меня же дети…

И в тоске я сгорал такой,

Так в разлуке стремился к милой,

Что тоски бы моей с лихвой

На сто долгих разлук хватило.

И когда через даль дорог

Эта нежность меня сжигала,

Я спокойно сидеть не мог!

Даже писем мне было мало!

У полярников, на зимовке,

Раз, в груди ощутив накал,

Я стихи о ней написал.

Молодой, я и сам не знал,

Ловко вышло или не ловко?

Только дело не в том, наверно,

Я светился, как вешний стяг,

А стихи озаглавил так:

«Той, которая любит верно!»

Почему на земле бывает

Столько горького? Почему?

Вот живет человек, мечтает,

Вроде б радости достигает…

Вдруг — удар! И конец всему!

Почему, когда все поет,

Когда вот он я — возвратился!

Черный слух, будто черный кот

Прыгнув, в сердце мое вцепился!

Та же тропка сквозь сад вела,

По которой ко мне она бегала.

Было все: и она была,

И сирень, как всегда цвела,

Только верности больше не было.

Каждый май прилетают скворцы.

Те, кто мучился, верно знают,

Что, хотя остаются рубцы,

Раны все-таки зарастают…

И остался от тех годов

Только отзвук беды безмерной,

Да горячие строки стихов:

«Той, которая любит верно!»

Я хотел их спалить в огне:

Верность женская — глупый бред!

Только вдруг показалось мне

Будто кто-то мне крикнул:- Нет!

Не спеши! И взгляни пошире:

Пусть кому-то плевать на честь,

Только женская верность в мире

Все равно и была и есть!

И увидел я сотни глаз,

Заблестевших из дальней тьмы:

— Погоди! Ты забыл про нас!

А ведь есть на земле и мы!

Ах, какие у них глаза!

Скорбно-вдовьи и озорные,

Женски гордые, но такие,

Где все правда: и смех и слеза.

И девичьи — всегда лучистые

То от счастья, то от тоски,

Очень светлые, очень чистые,

Словно горные родники.

И поверил я, и поверил!

— Подождите!- я говорю.-

Вам, кто любит, и всем, кто верен,

Я вот эти стихи дарю!

Пусть ты песня в чужой судьбе,

И не встречу тебя, наверно.

Все равно. Эти строки тебе:

«Той, которая любит верно!»

«Ты далеко сегодня от меня...»

Ты далеко сегодня от меня

И пишешь о любви своей бездонной,

И о тоске-разлучнице бессонной,

Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

Ах, как мы часто слышим разговоры,

Что без разлуки счастья не сберечь.

Не будь разлук, так не было б и встреч,

А были б только споры да раздоры.

Конечно, это мудро, может статься,

И все-таки, не знаю почему,

Мне хочется, наперекор всему,

Сказать тебе: — Давай не разлучаться!

Я думаю, что ты меня поймешь:

К плечу плечо — и ни тоски, ни стужи?

А если и поссоримся — ну что ж,

Разлука все равно намного хуже!

Ты не сомневайся

Кружит ветер звездную порошу,

В переулки загоняя тьму.

Ты не сомневайся: я хороший.

Быть плохим мне просто ни к чему!

Не подумай, что играю в прятки,

Что хитрю или туманю свет.

Есть во мне, конечно, недостатки,

Ну зачем мне говорить, что нет?

Впрочем, что хвальба иль бичеванье.

На какой аршин меня ни мерь,

Знай одно: что человечьим званьем

Я горжусь. И ты мне в этом верь.

Я не лжив ни в слове и ни в песне.

Уверяю: позы в этом нет.

Просто быть правдивым интересней.

Жить светлей. И в этом весь секрет.

И не благ я вовсе ожидаю,

За дела хватаясь с огоньком.

Просто потому, что не желаю

Жить на свете крохотным жучком.

Просто в жизни мне всегда тепло

Оттого, что есть цветы и дети.

Просто делать доброе на свете

Во сто крат приятнее, чем зло.

Просто потому, что я мечтаю

О весне и половодьях рек,

Просто потому, что ты такая —

Самый милый в мире человек!

Выходи ж навстречу, не смущайся!

Выбрось все «зачем» и «почему».

Я хороший. Ты не сомневайся!

Быть другим мне просто ни к чему!